О чем Назарбаев и Жээнбеков договорились в Минске

4 декабря информационное агентство КазТАГ сообщило о том, что утром в понедельник на казахстанско-киргизской границе очередь из полусотни грузовиков осталась лишь на пропускном пункте “Ак-Тилек”, остальные КПП от скопления транспорта со стороны Киргизии свободны. До этого, 2 декабря, правительства двух стран подписали соглашение о “дорожной карте” по урегулированию ситуации на границе двух стран. Как сообщает КазТАГ, с 3 декабря усиленный контроль, введенный Казахстаном в октябре 2017 года на границе с Киргизией, должен быть отменен, и восстановлен штатный режим работы КПП.Конфликт разрешит “дорожная карта“Этому решению предшествовали переговоры президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с только что вступившим в должность президента Киргизии Сооронбаем Жээнбековым. Лидеры двух государств встретились в Минске в конце прошедшей недели, на саммите глав стран-участниц Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).Граница между Киргизией и КазахстаномСМИ сообщили о том, что знакомство самого опытного из лидеров стран бывшего СССР с главой Киргизии, чей опыт руководства республикой исчислялся сутками, прошло успешно, они достигли между собой договоренности по урегулированию конфликтной ситуации на границе.Президент Казахстана, выйдя в Минске к журналистам, заявил, что эта договоренность будет распространяться и на проверки на границе с Китаем. Но подробно все вопросы, касающиеся границы, будут решены после выработки специальной “дорожной карты”. Эта задача возложена на рабочие группы из Киргизии и Казахстана. А Сооронбай Жээнбеков успокоил жителей Киргизии тем, что Казахстан вновь откроет границу еще до подписания “дорожной карты”.Значит ли это, что конфликт между Астаной и Бишкеком, вызвавший обмен дипломатическими нотами, крайне резкие упреки, многодневные очереди из сотен грузовиков, застрявших с киргизской стороны на казахстанских КПП, остался в прошлом? (Напомним, что 19 сентября Нурсултан Назарбаев встретился в Алма-Ате с Омурбеком Бабановым, который на киргизских президентских выборах 15 октября выступал главным конкурентом Сооронбая Жээнбекова, ставленника Алмазбека Атамбаева, освобождавшего президентское кресло, согласно конституции. Бишкек отреагировал нотой и крайне резким заявлением Атамбаева в адрес Астаны и лично Назарбаева. Вскоре после этого Казахстан и ужесточил контроль на границе, что было названо в Киргизии “блокадой” республики).Подводная часть айсберга в киргизско-казахстанском конфликтеРоссийский обозреватель Аркадий Дубнов уверен, что до разрешения конфликта еще далеко, потому что он вызван реальными противоречиями между Киргизией и Казахстаном, и, шире, другими странами Евразийского экономического союза (ЕАЭС). “Этот конфликт — как айсберг, его большая часть запрятана на глубине. Он связан с нерешенностью тех задач, которые были поставлены перед Киргизией при вступлении в ЕАЭС, на что были выделены и деньги, и льготный период времени”, — продолжает эксперт.Аркадий ДубновОн напоминает, что Киргизия, вступив в ЕАЭС, должна была обустроить таможенные посты, обеспечить на них фитосанитарный и ветеринарный контроль. “Это в первую очередь касается границы с Китаем. Но для того, чтобы решить эти вопросы и избавиться от огромных, слабо контролируемых рынков, как “Дордой”, дававший работу сотням тысяч людей в Киргизии на переправке вглубь ЕАЭС по большей части серого импорта из Китая, пришлось бы срезать у многих киргизских структур, в том числе близких к власти, очень значительные барыши”, — поясняет собеседник DW.Эти структуры при правлении президента Алмазбека Атамбаева тормозили решение проблемы, и он не мог этого не знать, считает Аркадий Дубнов.“А когда Нурсултан Назарбаев встретился с Омурбеком Бабановым, Атамбаев сделал вывод, что Астана не хочет продолжения его реальной власти в форме усаживаемых им туда своих ставленников, и назвал это попыткой вмешаться во внутренние дела Киргизии. Но он указал лишь на верхушку айсберга, а на самом деле он не мог не понимать истинной причины раздражения Астаны тем, что она из неких союзнических и соседских соображений вынуждена терпеть проходной двор на своей границе”, — предлагает свое видение ситуации Аркадий Дубнов. В свою очередь, продолжает он, оскорбительная, переходящая на личности реакция Атамбаева была использована Астаной как повод, чтобы ребром поставить вопрос о наведении порядка с границей.Что может президент Киргизии“Со вступлением Киргизии в ЕАЭС в Казахстан пришло огромное количество очень дешевых киргизских товаров. Для внутреннего рынка Казахстана это стало немалой проблемой. И было несложно предсказать, что рано или поздно эту проблему придется решать. Вероятно, в Астане решили воспользоваться тем, что внутриполитическая ситуация в Киргизии в момент прихода во власть нового человека будет более слабой, нежели при прежнем президенте, и поставить точки над “i” будет проще”, — говорит в интервью DW директор Института евразийских исследований в Италии Андреа Джанотти.Молочная продукция из Киргизии в супермаркете Алма-Аты По его мнению, утверждать, что это даст ощутимый результат, пока рано. Но следует исходить из того, что в нем заинтересован не один только Казахстан. “Киргизия — очень важный партнер других стран-членов ЕАЭС, в первую очередь с политической точки зрения, так как в ЕАЭС стоит вопрос об отношениях с Китаем, и вопрос о безопасности и террористической угрозе, как извне, так и в самой Киргизии. Я не исключаю, что встреча президентов Казахстана и Киргизии в Минске проходила при определенном посредничестве Владимира Путина”, — продолжает Андреа Джанотти.Аркадий Дубнов полагает, что Сооронбай Жээнбеков в Минске дал обещание начать работу в нужном направлении, и теперь клинч между странами будет ослабевать. Но быстрые перемены вряд ли возможны. “Во-первых, потому, что Жээнбекову для этого нужно сломить сопротивление структур, которые наживались на многомиллиардном обороте. Во-вторых, даже если он и преисполнен такой воли, то с 1 декабря, по обновленной конституции, полномочия по урегулированию внешнеэкономической деятельности формально от президента переходят к премьер-министру. И вопрос в том, насколько нынешний премьер Сапар Исаков окажется в состоянии выполнять обещания по имплементации “дорожной карты” с Казахстаном”, — рассуждает российский обозреватель.Кризис или болезнь роста ЕАЭС?По поводу возможного посредничества Москвы Аркадий Дубнов отмечает, что новый президент Киргизии по пути в Минск заезжал в российскую столицу, где встречался с Владимиром Путиным и с Дмитрием Медведевым. А затем, после встречи в Минске, в СМИ появилась фотография, где обоих, Назарбаева и Жээнбекова, за руки держит Путин. “Но это не значит, что последний прибегал к публичному миротворчеству — такое миротворчество не очень понравилось бы казахским элитам”, — указывает он.По мнению Андреа Джанотти, Москва вела себя во время всего конфликта очень сдержанно. Он выделяет в этом две причины. Во-первых, сам конфликт России напрямую не касался — это рыночная проблема между Казахстаном и Киргизией. “Во-вторых, Киргизия и Казахстан — партнеры РФ. На территории этих стран и, в первую очередь в Киргизии, расположены военные структуры ОДКБ и российских ВС. Вмешиваться в качестве решающего игрока Москве неудобно, поэтому она молчала, но, по-моему, молчала не пассивно”, — говорит итальянский эксперт.По его оценке, воспринимать конфликт между Казахстаном и Киргизией как проявление кризиса в ЕАЭС не следует. “Интеграционным проектам необходимо предпринимать шаги, корректирующие интеграцию. Это было и в истории США, и в свое время с ЕС. Гармонизацию экономики, таможенного контроля, фитосанитарного законодательства невозможно задать оптимально сразу. Конфликты тут неизбежны. Но конкретно этот конфликт — это болезнь роста”, — утверждает Андреа Джанотти.Хотите получать новости и аналитику DW на экран смартфона? Подпишитесь на наш канал в Telegram: DW Центральная АзияСмотрите также:Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуОбщее прошлое, похожее настоящееСтраны Центральной Азии роднит не только общее советское прошлое. Экономическая ситуация везде оставляет желать лучшего, уровень коррупции и рейтинг свободы слова во всех странах примерно одинаковый, и даже прирост населения похож. Хотя, конечно, есть и различия. Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуУзбекистан: Сельское хозяйство отступаетВ Узбекистане с момента распада СССР кардинально изменилась структура экономики: раньше доля сельского хозяйства превышала треть, а сейчас не составляет и одной пятой. За последние пять лет в стране существенно выросла безработица. Минимальная зарплата — 36 евро, пенсия — 71 евро. Раньше именно Узбекистан “поставлял” большинство гастарбайтеров в РФ.Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуУзбекистан: Политические эмигрантыВо времена правления Ислама Каримова, жестко подавлявшего любые формы инакомыслия, на долю Узбекистана приходилось больше всего политических беженцев из региона — в первую очередь в страны Запада. Многие жители республики вынуждены были бежать, спасаясь от репрессий после подавления узбекскими властями восстания в Андижане. Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуУзбекистан: Смена президентаС 1991 года в Узбекистане было всего два руководителя. Ислам Каримов правил с 1991 года вплоть до своей смерти в 2016 году (ему было 78 лет). После него президентом стал Шавкат Мирзиёев. Сейчас ему 59 лет — и сложно угадать, как надолго он “задержится” во власти. Формально в парламенте представлены 4 партии плюс движение экологов, однако независимые СМИ называют выборы “политическим шоу”. Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуТаджикистан: Гастарбайтеры покидают РФОфициально безработица в Таджикистане очень низкая — около 2,5%. Однако эксперты убеждены, что эта цифра занижена минимум вчетверо. По данным fergananews.com, средняя пенсия в Таджикистане в 2015 году была гораздо ниже, чем в других странах — около 30 евро в месяц. Количество трудовых мигрантов из этой страны в России уменьшается: сейчас в РФ живет менее 700 тысяч таджиков.Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуТаджикистан: Исламский факторМногих иностранных боевиков ИГ вербуют в Таджикистане, а потом, через другие страны, переправляют их на боевые территории. Западные эксперты считают, что с точки зрения исламизма Таджикистан — самая уязвимая страна в регионе. Таджикские власти используют этот фактор для подавления всякого инакомыслия.Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуТаджикистан: 201-я военная базаНа таджикской территории находится 201-я военная база РФ. В 90-е годы российские военные участвовали в миротворческой миссии, остановившей гражданскую войну в Таджикистане. Сейчас база существует для того, чтобы служить своеобразным “щитом” для опасностей, исходящих из соседнего Афганистана. На базе в качестве вольнонаемных служащих работает много таджиков, получая высокие зарплаты.Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуТаджикистан: Преследования оппозицииГлава Таджикистана — Эмомали Рахмон. И хотя он во власти уже 22 года, он не первый и не единственный президент страны — до него Таджикистаном руководили Кахар Махкамов и Рахмон Набиев (каждый — меньше года). В нынешнем составе таджикского парламента представлены 4 партии, однако реальной оппозиции в стране нет. HRW заявили, что власти Таджикистана арестовывают и пытают оппозиционеров.Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуТуркмения: Без свободы, но с ресурамиВ Туркмении сравнительно высокая средняя зарплата — около 290 евро в месяц (данные asgabad.net). И хотя более половины населения занята в сельском хозяйстве, туркменская экономика до сих пор крайне зависима от экспорта энергоресурсов. Население до сих пор не платит за газ, воду и свет. Зато в рейтинге свободы прессы Туркмения находится на “почетном” третьем месте… с конца — 178-м.Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуТуркмения: Жизнь после ТуркменбашиО двух местных президентах слагают песни и легенды. Сапармурат Ниязов, знаменитый “Туркменбаши” — отец всех туркмен — правил (на разных должностях) с 1985 года. В 2006 он скончался, а эстафету перенял Гурбангулы Бердымухамедов. Ему всего 59 лет, а президентские выборы он уже выигрывал трижды. Говорить о какой-либо оппозиции в Туркмении, одной из самых диктаторских стран региона, нельзя.Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуКазахстан: Зависимость от нефтиЭкономика Казахстана — крупнейшая в регионе и вторая на постсоветском пространстве. Однако ее благополучие вплотную зависит от цен на природные ресурсы, включая нефть. За последние годы курс тенге неоднократно опускался. Средняя зарплата в стране — около 410 евро (по данным forbes.kz).Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуКазахстан: Астана — визитная карточкаКазахстан стремится быть как можно более близким к европейской культуре. Столица Астана — визитная карточка страны. Здесь находятся основные административные учреждения страны и офисы крупных компаний.Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуКазахстан: Под руководством долгожителяКазахстаном правит главный постсоветский долгожитель — Нурсултан Назарбаев (официальный титул — “Елбасы”, лидер нации). У власти он находится с 1989 года. Очередные выборы, в 2015 году, он выиграл, набрав почти 98% голосов. Оппозиция в Казахстане существует, однако она находится под жестким прессингом властей. Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуКиргизия: Иссык-Куль и свобода словаНе так давно внешний долг Киргизии резко вырос, что осложняет экономическое положение страны. Зато именно здесь находится знаменитый Иссык-Куль — и туризм приносит казне немало денег. Да и со свободой прессы тут неплохо: в рейтинге “Репортеров без границ” Киргизия на 89-м месте — выше всех соседей, РФ, Беларуси и Украины!Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуКиргизия: Базы в Манасе и Канте Киргизия зарабатывала на том, что предоставляла право размещать на своей территории иностранные военные базы. Так в аэропорту “Манас” вблизи Бишкека до 2014 года находилась военная база США — в числе прочего, здесь дозаправлялись американские самолеты, летевшие в Афганистан. А в Канте до сих пор размещена российская военная база.Центральная Азия: все одинаково, все по-разномуКиргизия: Уже четыре президентаВ сравнении с другими странами региона, в Киргизии царит относительная демократия — там с 1990 года правит уже четвертый президент (включая одного временного), причем первых двух — Аскара Акаева и Курманбека Бакиева — свергали в результате революций. Многим памятны трагические события 2010 года, когда на юге страны погибли более 200 человек. Очередные выборы президента пройдут в ноябре 2017 года. Автор: Григорий Аросев Let’s block ads! (Why?)
Оригинал статьи: DW.COM Kir­gi­sis­tan